Иваново в годы Великой Отечественной войны
Флаг Здание Официальный сайт администрации города Иванова


Pobeda.jpg

Иваново в годы Великой Отечественной войны

Из книги К.Е. Балдина, А.М. Семененко «Иваново-Вознесенск. Из прошлого в будущее» (Иваново. 2011)

Глава 7
«Вставай, страна огромная»

Ивановские полки

22 июня 1941 года мирную жизнь страны прервало нападение фашистской Германии. Уже в первый день войны в Иванове прошли массовые митинги и собрания, на которых люди клялись не щадить сил и жизни ради защиты Отечества. В городе открылось десять призывных пунктов, но еще до получения повесток многие подавали в военные комиссариаты просьбы об отправке на фронт добровольцами.

Целый ряд военных частей, сражавшихся на фронтах Великой Отечественной, с полным правом можно назвать «ивановскими» по своему составу. Первой из них была 307-я Новозыбковская стрелковая дивизия. 14 августа ивановцы торжественно проводили ее на местном стадионе «Динамо» (ныне - стадион «Текстильщик»), а уже 22 августа часть вступила в бои на Брянщине в районе города Стародуба. В начале 1943 года дивизия участвовала в Воронежско-Касторненской операции, летом 1943 года отбивала атаки врага на северном участке Курской дуги, обороняла поселок Поныри.

332-ю Иваново-Полоцкую стрелковую дивизию им. Фрунзе, укомплектованную осенью 1941 года, в октябре направили под Москву. В период нашего наступления в декабре 1941 - январе 1942 годов она продвинулась на запад более, чем на 300 километров, освободив города Андреаполь, Западную Двину и 920 других населенных пунктов. В феврале 1942 года дивизию выдвинули в район города Велиж Смоленской области, где шли тяжелые бои. Неся значительные потери, она освободила город в сентябре 1943 года. В память этих событий одну из улиц Иванова назвали Велижской. Солдаты и офицеры 332-й дивизии сражались в северной Белоруссии в районе города Полоцка. За эти бои часть получила наименование Полоцкой. Свой боевой путь дивизия закончила у города Лиепаи в Латвии.

117-я стрелковая дивизия, сформированная в декабре 1941 - феврале 1942 годов, была направлена на Калининский фронт. В феврале 1944 года она взламывала оборону противника у города Невель на Псковщине, освобождала Белоруссию. В составе 1-го Белорусского фронта наши земляки взяли польский город Люблин, отличились при форсировании Вислы и дошли до Берлина.

Ядро 49-й Рославльской стрелковой дивизии, формировавшейся в нашем крае в течение 1942 года, составили ополченцы Ивановского рабочего полка имени Фурманова (позднее 222-й полк). Дивизия сражалась в Сталинградской битве на окраине Сталинграда в районе завода «Баррикады». Затем были бои на Курской дуге, освобождение Смоленщины. Осенью 1943 года часть прошла по дорогам войны около 200 километров, особенно тяжелыми выдались бои за город Рославль в Смоленской области, в честь которого дивизия и получила свое название. Летом 1944 года она прошла с боями около 700 километров по территории Белоруссии и Литвы. В январе 1945 года 49-я дивизия участвовала в прорыве линии обороны противника южнее Варшавы, форсировала Вислу и Одер, штурмовала сильно укрепленный Франкфурт-на-Одере, а в конце войны ликвидировала фашистскую группировку в районе Берлина.

В Иванове начинался путь легендарной авиаэскадрильи (затем - авиаполка) «Нормандия-Неман». По соглашению между правительством СССР и патриотической организацией «Сражающаяся Франция» в конце 1942 года в Советский Союз прибыла группа французских летчиков. Базой для формирования новой части стал аэродром на северной окраине Иванова. Летчикам обеспечили приличные жилищные условия, предоставили 14 самолетов ЯК-1. В 1943 году французы уже воевали бок о бок со своими советскими товарищами по оружию.

Десятки тысяч наших земляков были награждены орденами и медалями. В. С. Гришанов и В. И. Пипчук стали полными кавалерами всех трех степеней Ордена Славы, который, как и Георгиевский крест в русской армии, вручался за особое мужество на поле боя. 34 ивановца удостоились звания Героя Советского Союза. Среди них танкист Г. П. Александров и летчик С. И. Лазарев, сапер В. И. Веселов и артиллерист М. Я. Дубровин, разведчик И. М. Лобанов и пулеметчик В. П. Антонов.

Всего за годы Великой Отечественной войны добровольцами и по мобилизации из Иванова ушли на фронт около 70 тысяч человек, из них 27 тысяч не вернулись домой. Их имена увековечены в областной Книге Памяти, изданной в 1995 году.

В тылу

В условиях военного времени жизнь людей в тылу коренным образом изменилась. Все мужчины и женщины в возрасте от 16 до 60 лет прошли обучение правилам противовоздушной и противохимической обороны. На случай налетов вражеской авиации в городских районах и при крупных жилых домах были созданы боевые группы. Всех мужчин от 16 до 50 лет, по тем или иным причинам не мобилизованных в армию и способных носить оружие, обязали пройти всеобщее воинское обучение.

В годы войны в Иванове дислоцировались военные училища. Одно из них - военно-политическое, выпускавшее политруков, окончили такие видные военачальники, как генерал-полковник И. Медников, генералы-лейтенанты Г. Громов и А. Фокин, вице-адмирал Н. Шабликов. На специальных курсах для журналистов, открывшихся при училище, учились известные поэты Михаил Луконин и Сергей Наровчатов.

Осенью 1941 года в период сражения под Москвой фашисты подошли совсем близко к границам Ивановской области. В связи с этим 22 октября в Иванове, как в прифронтовых городах, был создан Городской комитет обороны. Осенью 1941 года вокруг Иванова возникла целая сеть укреплений: доты, дзоты, противотанковые рвы и «ежи», лесные завалы. В городе появились многочисленные бомбоубежища на несколько десятков тысяч человек. Во дворах домов сооружались земляные щели и укрытия.

Уже в первые месяцы войны в область поступали тысячи раненых. Госпиталями стали гостиницы, школы, общежития вузов и техникумов, промышленные предприятия. 6 тысяч юношей и девушек занялись их обустройством. Благодаря таланту врачей и внимательному уходу около 90% раненых из госпиталей возвращались в строй.

В область прибыло около 100 тысяч беженцев. Еще 8 июля 1941 года для них в Иванове создали эвакуационный пункт с общежитием, столовой и больницей. Усталые, полуголодные люди получали здесь первую медицинскую помощь, жилье. Один из эвакуированных ленинградцев так вспоминал о своих первых впечатлениях в Иванове: «Когда наш эшелон прибыл на ивановский вокзал, каждый вагон оказался окруженным людьми в белых халатах. Мы, откровенно говоря, даже несколько обиделись на такую строгость. Но вот люди в белых халатах начали организовывать приехавшим обед, выносить детей, выгружать багаж и распределять по базам отдыха. Для нас все стало ясно. Мы почувствовали заботу, внимание, предупредительность трудящихся города». Некоторые беженцы поселились у своих родных, знакомых и даже совершенно незнакомых людей, проявивших теплоту и гостеприимство. Трудоспособные получили работу по специальности.

Иным стал и облик города. С наступлением темноты окна в домах и на предприятиях плотно занавешивались. Специальные дежурные обходили улицы и строго следили за соблюдением светомаскировки. На улицах стояли ящики с песком на случай бомбардировки зажигательными бомбами. Сотни ивановцев с лопатами направлялись по Лежневскому шоссе строить оборонительные сооружения на подступах к городу. С перебоями работал общественный транспорт, часть трамваев приспособили для перевозки раненых. Не хватало топлива, дома плохо отапливались. Временно прекратились спектакли в только что открытом здании театра на площади Пушкина, особенно уязвимом для вражеской авиации. На его крыше установили зенитную батарею. О суровой обстановке тех лет свидетельствует очевидец, впервые приехавший в Иваново: «Поезд пришел в Иваново ранним утром. И первое впечатление, не скрою, было тягостным. Война наложила на город, на людей тяжелый отпечаток. На станции разгружали эшелон с ранеными, вокзал был забит худыми, измученными женщинами с малыми детьми на руках, сидевшими между узлов и чемоданов. Проталкиваясь между ними, проносили на носилках полумертвых от голода эвакуированных ленинградцев. Сам город тоже показался мне унылым. По затемненным улицам изредка пробегали переполненные трамвайные вагоны с висящими на подножках людьми, у хлебных магазинов длинные очереди».

Враг оккупировал многие основные житницы страны, поэтому возникли серьезные трудности с продовольствием. Особенно тяжелой выдалась первая военная зима. По карточкам выдавались товары первой необходимости: рабочим 600 граммов хлеба в день, так называемым «иждивенцам» - 400 граммов, детям - 300 граммов. Однако уже весной 1942 года местные власти и население взялись за «самоснабжение» серьезно и с размахом. На предприятиях появились отделы рабочего снабжения (ОРСы), профкомы организовали специальные огородные комиссии. Фабрикам, заводам и учреждениям на окраинах города выделили обширные участки земли, профсоюзы обеспечивали эти коллективные огороды семенами, помогали людям доставлять домой выращенный урожай. Жители частного сектора сажали картофель на малопроезжих улицах и других свободных участках.
Трудности возникли и с топливом. Донбасс заняли немцы, а появление фашистов на Волге препятствовало доставке бакинской нефти. В городе формировались особые отряды по заготовке дров и торфа. Часто женщины-текстильщицы после 12-часовой смены, оставив дома малолетних детей, отправлялись за дровами в окрестные леса.

В первые же недели войны на фронты ушли десятки тысяч рабочих. Из-за нехватки рабочих рук останавливались целые производства, цеха, участки, были законсервированы сотни ткацких станков и тысячи прядильных веретен. С круглосуточной трехсменной работы некоторые фабрики перевели на двухсменку, продолжительность рабочего дня увеличилась с 8 до 10-11 часов. Места мужчин у станков заняли женщины. В цеха вернулись пенсионеры. Они обучали молодежь, подростков, передавали им свои навыки. Вот что вспоминает об одном из таких юных рабочих В. В. Жирнова, трудившаяся в войну на заводе «Ивтекмаш»: «Мы обрабатывали корпуса для снарядов. Мой станок стоял рядом со станком Стасика Карцева. Стася росточком не взял, подставкой пользовался. А как работал! Меньше двух норм не признавал... Устанет - залезет в инструментальный ящик, уснет. Мастер будит: «Стаська, сынок, ночью поспишь...» Стасик протрет глаза, помотает головой и снова на подставку к станку».

Украина, Белоруссия, Смоленщина, где находились многие текстильные предприятия, оказались под оккупацией, остановились и фабрики блокадного Ленинграда. Поэтому Ивановская область играла особенно важную роль в вещевом снабжении армии. Промышленность перестроилась на военный лад, фабрики стали выпускать вату, марлю, ткани для обмундирования. Швейники шили военную форму и белье, маскировочные халаты и парашюты. Только рабочие Ивановского меланжевого комбината за 1941-1945 годы дали фронту около 100 млн. метров тканей, т.е. одели 12 миллионов бойцов.

Машиностроительные предприятия города освоили производство вооружения и боеприпасов: снарядов, мин, гранат, бензозаправщиков. Ивановский завод «Торфмаш», несмотря на то, что численность рабочих сократилась на одну треть, выполнил план 1941 года уже к 20 ноября. На машиностроительных предприятиях вводились в строй новые мощности. На «Торфмаше» был построен литейный цех, а на Ивановском механическом заводе стала работать сталеплавильная печь.

В области вновь развернулось движение многостаночников. Отдельные текстильщики и целые бригады переходили на повышенное уплотнение, в два раза и более превышавшее нормы. В условиях нехватки рабочей силы это сыграло большую роль. Примеры трудового героизма были не единичными. 38 тысяч ивановцев получили медали «За доблестный труд в Великой Отечественной войне». Орден «Трудового Красного знамени» вручили Ивановскому швейному заводу N 3.

В сложных военных условиях работали вузы города. Хотя здания общежитий и половина учебного корпуса энергетического института, например, использовались как госпитали, профессорско-преподавательский состав сумел наладить учебный процесс. Занятия шли в две, а иногда в три смены - с 7 утра до 7 часов вечера. Специалистов с высшим образованием теперь готовили по ускоренной программе - за три с половиной года. Студенты жили на частных квартирах и даже в учебных аудиториях, а после занятий шли разгружать вагоны, дежурили в госпиталях.

В первых же дни войны пришлось закрыть театр юного зрителя и театральное училище, просуществовавшее в Иванове несколько лет. Театр драмы ставил все больше пьес на патриотическую тематику: «Оптимистическую трагедию» В. Вишневского, «Парень из нашего города» и «Русские люди» К. Симонова, «Фронт» А. Корнейчука, «Нашествие» Л. Леонова, «Фельдмаршал Кутузов» В. Соловьева. Актеры театра М. Г. Колесов и А. А. Дружинина за свои заслуги и вклад в дело победы удостоились звания заслуженных артистов республики. В годы войны в Иванове гастролировали актеры московских театров - Художественного и Малого, а наши артисты в составе концертных бригад регулярно выезжали в госпитали, тыловые части, на передовую.

В 1943 году неподалеку от Иванова в бывшей помещичьей усадьбе, живописно расположенной на берегу Харинки, открылся Дом творчества композиторов. (Прежний в городе Руза Московской области, был разрушен во время оккупации). В годы войны в нем отдыхали и работали М. Шостакович, С. Прокофьев, А. Хачатурян, Д. Кабалевский, Т. Хренников, В. Мурадели, Р. Глиэр, Н. Мясковский. Д. Шостакович написал здесь значительную часть 8-й симфонии, С. Прокофьев - 5-ю симфонию, Н. Мясниковский - виолончельный концерт.

Существовала и непосредственная, живая связь тружеников тыла и бойцов на передовой. Осенью 1941 года, накануне наступавших холодов, в области началась кампания по сбору теплой одежды и обуви для фронтовиков. На предприятиях, при жилищных управлениях и уличных комитетах организовались специальные комиссии. Под лозунгом: «Тепло оденем и обуем славных защитников Родины» люди несли сюда полушубки, носки, валенки, теплое белье. Не было, наверное, ни одной семьи, которая оказалась бы в стороне. В карманы одежды, в носки и рукавицы женщины вкладывали записки солдатам. В кармане полушубка, отправленного работницей фабрики им. Дзержинского, было такое письмо: «Дорогой боец! Посылаю Вам этот скромный подарок. Я хочу, чтобы Вы чувствовали всю теплоту и нашу любовь к Вам и не боялись бы холодов приближающейся русской зимы, в которую гитлеровские разбойники еще раз узнают, с кем они вступили в войну. Наша армия победит. Мы в это верим».

Люди сдавали и деньги, порой отказывая себе в самом необходимом. С первого года войны, во время ожесточенных боев за Москву, коллективы многих предприятий города трудились в выходные, чтобы заработанные в эти дни деньги передать в фонд обороны. Молодежь загружала и разгружала вагоны на воскресниках, заработок тоже уходил на нужды фронта. В годы войны распространились целевые сборы денег. Начало этому положили рабочие завода «Ивтекмаш», они призвали земляков собрать деньги на постройку танковой колонны имени М. В. Фрунзе, а текстильщицы «Красной Талки» - на постройку авиачасти им. Фрунзе. В этом движении участвовали коллективы практически всех предприятий, учреждений и учебных заведений. Вручать построенную на народные средства технику выезжали на фронт специальные делегации от Иванова. Танкисты одного из подразделений писали ивановцам: «Сегодня в нашей части большой праздник, мы получили замечательную боевую технику, грозные машины, построенные на ваши трудовые сбережения. С глубокой благодарностью принимаем этот подарок - свидетельство высоких и благородных чувств».



Последняя правка страницы: 2020-02-07 15:57:26
Администрация г. Иваново

Яндекс.Метрика